Материалы

Стадное чувство: принятие решений и оценка рисков в группе людей

Наивно полагать, что мы безоговорочно контролируем своё поведение: львиную долю реакций нам диктует наш мозг в обход сознания. Но этот серый кардинал способен ловко обводить нас вокруг пальца, заставляя думать, будто выбор зависел от наших сознательных желаний.

Ещё наивнее рассчитывать на собственное благоразумие, когда принимать решение приходится в группе людей. Особенно в ситуациях, сопряженных с риском. Риск подразумевает возможный неблагоприятный исход, а неожиданное столкновение с чем-то угрожающим побуждает организм пускать в ход тяжелую артиллерию — активировать симпатоадреналовую систему и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось[1]. Мало человеку этих труднопроизносимых внутренних процессов, так ещё и поблизости находятся люди, с которыми тоже приходится считаться — осознанно или бессознательно.

 

Все побежали, и я побежал 

 

 

Желая выяснить, как поведение толпы влияет на решения одного человека, американский психолог Соломон Аш в середине прошлого века провёл серию экспериментов. В частности, под предлогом проверки зрения студентов просили сравнить несколько линий, длина которых была разной. В эксперименте участвовали и давали ответы группы по нескольку человек, в которых лишь один был испытуемым, остальные — «подсадные утки». Все «утки» утверждали, что линии одинаковые, хотя это было неправдой. А что испытуемые? 75% из них предпочли не верить собственным глазам и согласиться с мнением большинства. Лишь четверть опрошенных настаивали на том, что линии не одинаковы, — это доля людей, которые способны противостоять влиянию толпы хотя бы в самых очевидных случаях. Они позже признавались, что испытали при этом сильный дискомфорт. Примечательно то, что верный ответ всего одного подставного лица увеличивал процент правильных ответов настоящих участников, отказавшихся идти на поводу у большинства.

Обратные ситуации, когда небольшому количеству людей удаётся вовлечь в действие многих, тоже не редкость — тут уже вступает в силу закон пяти процентов, иными словами, стадное чувство. В театре, чтобы рукоплескал весь зал, достаточно зааплодировать всего нескольким посетителям. На различных ток-шоу для этих целей присутствуют специально обученные люди, клакеры, корректирующие реакцию всех зрителей.

В таком контексте рождение толпы кажется явлением безобидным, если оставить за скобками массовые давки, даже сухие информационные сводки о которых наводят оторопь: Ходынская катастрофа[2], трагедии на мосту Аль-Аимма[3], на Национальном стадионе[4] и в пешеходном туннеле «аль-Маасим»[5], давка в Пномпене[6]. Многие жертвы перечисленных событий, предоставь им время на раздумья и возможность не оглядываться на окружение, смогли бы оценить все риски трезво. Но толпа — единый организм, побуждающий каждого её представителя вести себя примитивно и моментами безрассудно.

В экстремальных условиях не спасает порой даже профессиональная подготовка и выдержка, формирующаяся годами. Человеческий фактор как причина авиакатастроф лидирует на протяжении десятков лет, а представители Межгосударственной авиационной комиссии разводят руками: да, иногда пилоты могут совершать нелогичные поступки, противоречащие инструкциям, или бездействовать в принципе, и это не зависит от их стажа и квалификации. В 2006 году авиалайнер А310, совершавший посадку в Иркутском аэропорту, врезался в бетонное ограждение, в результате чего погибли 125 человек. Эксперты утверждают, что катастрофы можно было избежать, но у экипажа проявилось замирание как смещенная активность при стрессе — такая реакция затормаживает когнитивные процессы, блокирует сложные программы поведения. Говоря простым языком, пилоты просто впали в ступор. К сожалению, такое иногда случается, причем не с одним человеком, а с целой группой.

Доктор биологических наук Дмитрий Жуков приводит в пример летчиков, которые в случае возможной опасности откликались на инструкцию вербально, но никак не реагировали физически. Так, на повторную команду снизиться следовал ответ курсанта: «Есть!» И... никаких действий. Ровно до тех пор, пока инструктор не проговаривал все манипуляции пошагово: «Поверни ручку направо, нажми левую педаль»[7].

Справедливости ради надо сказать, что тренировка и коллективная ответственность за управление самолетом снижает вероятность таких провалов на ровном месте, и в основном катастрофы случаются из-за целого комплекса причин.

 

БЫЛА НЕ БЫЛА!

 

Совместно люди охотнее не только поддаются панике в мало зависящей от них ситуации, но и проявляют готовность рисковать там, где это вовсе необязательно. Официально феномен, именуемый «сдвигом к риску», был выявлен американским психологом Джеймсом Стоунером в 1961 году. По задумке Стоунера испытуемые должны были, индивидуально ознакомившись с жизненными зарисовками, предполагающими несколько разных линий поведения, предложить свой вариант развития событий. Собрав все оценки и ответы, психолог объединил добровольцев в группы и позволил им разобрать кейсы повторно. Оказалось, что испытуемые, склонявшиеся к стабильности по одиночке, после такого «мозгового штурма» неожиданно утрачивали былую благоразумность — например, были готовы пойти на конфликт там, где изначально проявили осторожность. Так что риск — дело не только благородное, но и коллективное.

 

 

Похожие результаты получили ученые в недавнем исследовании, опубликованном в Proceedings of the National Academy of Sciences. Эксперимент состоял из трёх блоков: 24 участника[8] принимали решения в условиях риска самостоятельно и в ходе наблюдений за другими, а также пытались предсказать ответ «соседа». Испытание в большей степени напоминало азартную игру: первоначальная ставка составляла 10 долларов, которые можно было гарантированно забрать, отказавшись от дальнейшего участия, либо, в зависимости от удачи, приумножить или потерять.
Выяснилось, что человек подхватывает настрой коллектива, причем касается это настроя не только азартного, но и, напротив, предпочтения не рисковать.  

Авторы работы выяснили, что всё дело в активности хвостатого ядра — парной структуре головного мозга, которая является частью стриатума, в том числе влияющего на различные поведенческие реакции и участвующего в формировании условных рефлексов. Готовность человека пренебрегать некоторой опасностью оказалась взаимосвязана с количеством кислорода в крови хвостатого ядра.

 

«МУДРОСТЬ ТОЛПЫ»

 

В 1906 году британский статистик и антрополог Фрэнсис Гальтон, прогуливаясь по животноводческой выставке, наткнулся на развлечение местных фермеров: гостям предлагали, глядя на живого быка, определить его вес уже после свежевания. Свои догадки требовалось вписать в специальную карточку. Несмотря на то что ставки делали в том числе непрофессионалы, среднее арифметическое около 800 людей оказалось максимально близким к реальному весу животного. Из этого феномена можно извлечь пользу, например, прогнозируя котировки на фондовых рынках. Главное — чтобы люди не знали, что ответили другие.

В противоположность стадному чувству можно записать совместную работу, когда решения принимаются на основе множества мнений отдельных людей, не подверженных влиянию толпы.  Коллективное решение ответственных задач, требующих объективности, позволяет минимизировать риски. И вопреки всем ожиданиям предположения даже смешанной группы оказываются точнее предположений экспертов, в чьем интеллектуальном превосходстве обычно не приходится сомневаться.

 

 


[1] Изначально в эксперименте приняли участие 26 испытуемых, но впоследствии из выборки были исключены двое участников, усомнившихся в правдоподобности ответов других добровольцев.

[2] 1896 год, народные гуляния в Москве на Ходынском поле по случаю коронации Николая II. Кто-то выкрикнул, что бесплатных «царских гостинцев» хватит не на всех. Испугавшись натиска, буфетчики стали кидать угощения прямо в толпу, что только усилило давку. Погибли 1379 человек.

[3] 2005 год, выстрелы и дезинформация о террористе с «поясом шахида» в месте скопления паломников на мосту Аль-Аимма в Багдаде спровоцировали сутолоку. Впервые слух, а не сам теракт, унёс жизни 1011 человек.

[4] 1964 год, беспорядки среди футбольных болельщиков на матче «Перу – Аргентина» в Лиме. Погибло 328 человек.

[5] 1990 год, в пешеходном туннеле со стороны Мекки в 45-градусную жару образовался затор из тысяч паломников. Давка и недостаток кислорода, в том числе из-за отказа вентиляционной системы туннеля, привели к гибели 1426 человек.

[6] 2010 год, паника во время Фестиваля воды в Пномпене, поднявшаяся из-за раскачивающегося моста. Часть людей погибла в давке, часть — спрыгнула от страха вниз. Всего погибли 456 человек.

[7] Д. А. Жуков, «Стой, кто ведёт? Биология поведения человека и других зверей», том второй, с. 268.

[8] За этими терминами кроются две реакции: сиюминутный ответ организма и адаптация к стрессу, способная длиться от нескольких минут до нескольких часов. Everly G. S, Lating J. M. A clinical guide to the treatment of the Human Stress Response.

 

В отношении информационной продукции — 16+